Сайт инструкторов хатха йоги Ольги Булановой и Владимира Зайцева

новости

об Ольге

о Владимире

расписание занятий

комплексы асан

видео on-line

мантры

статьи

фото

тексты по йоге

ссылки

контакты

блог

 

АСАНЫ АНЖЕЛЫ ФАРМЕР

Собственный свободный стиль йоги Анжелы Фармер принес ей репутацию иконоборца. После десятилетнего обучения у Б.К.С. Айенгара и многолетнего преподавания его йоги, Анжела Фармер пришла к открытию своего стиля йоги.

Попросите преданных учеников Анжелы Фармер описать обучение у нее, и они предложат такие слова как свобода, доверие, отдача и трансформация. Они опишут ее подход как мягкий, текучий, обращенный внутрь, женственный, открытый и игривый. Многие говорят, что йога наконец-то стала живой, когда они пришли на ее занятие и сказали себе "Ага!", вот что такое на самом деле йога.

Некоторые говорят, что после жестко ограниченных типовых занятий по йоге, неторопливое и выразительное движение, которое она предлагает, чувствуется как будто вы вырвались из клетки. И более чем несколько традиционалистов признают, что в то время как они делают "по книге" на публике, дома они тайно виляют и покачиваются а ля Фармер.

На ее занятиях ни сама Фармер, ни ее инструкторы, не движутся по прямым и предсказуемым линиям. Они прокатываются и кружаться в спонтанной череде текучих поз, которые неизбежно направлены на внутреннее исследование вместо делания внешнего контура позы. Ее ученики должны многократно двигаться, входя и выходя из собаки мордой вниз, растягивая тело до предела во всех направлениях, укореняясь вниз через задние лапы, вращая животом внутри "дома" - таза, позволяя почкам всплывать как воздушные шары, а пяткам стремится вниз как корням. Этим собакам даже нужно скакать как белки, уходить в землю как умирающим воинам, или выворачивать себя наизнанку, прямо в "мост". И затем Фармер может радостно воскликнуть "Теперь обещайте мне, что вы больше никогда не будете делать окаменевшую позу Собаки!" Она меняет представление о том, что радость это безусловный знак успеха и что боль предзнаменует, что что-то идет неправильно. Она говорит своим ученикам, что жизнь приходит с глубокой грустью, также как и с радостью, и чтобы полностью открыть себя нашему глубочайшему самовыражению, мы должны открыться обеим сторонам: свету и тьме, страстному желанию и отвержению, смеху и слезам.

Будущая йогиня

Даже когда она была маленьким ребенком, выраставшим в пригороде Лондона, Фармер стремилась утолить бесконечную жажду своего тела двигаться. В церкви она "могла поднять глаза к деревянным стропилам и представлять себе фантастические прыжки от балки к балке, вращения туда и сюда, и вдоль кафедры, и возвращение снова на потолок". "Мне хотелось помолиться об очень многом - у меня были глубокие религиозные побуждения - но слова молитв в церкви просто казались мне текущими без особого смысла".

Она помнит как лежала ночью в постели, уверенная, что где-нибудь в мире созданы комплексы упражнений, которые могут двигать каждую клетку ее тела, по пути, который удовлетворит этот бездонный духовный голод. Не зная, где искать, она решила найти эти движения сама. "Я могла лежать часами", говорит она. "Я могла пробовать разные растяжки, повороты и скрутки, и движения моих пальцев рук и ног, но почему-то я знала, что чего-то не хватает."

Годами позже, в 1967, двадцативосьмилетняя Фармер нашла в йоге то, что она искала. В то время будучи школьным учителем, она по мимолетной прихоти решила сопроводить друга на занятие. В изумлении она смотрела на позы, ее детские ночные образы оживали перед глазами. Долго продолжающиеся недомогания также делали для нее йогу привлекательной. В раннем подростковом возрасте у Фармер развилось редкое состояние, при котором руки и ноги чернели на холоде и болезненно опухали при жаре. Не будучи уверенными в причине этого состояния и опасаясь, что оно может привести к гангрене, врачи сделали обширное хирургическое вмешательство, отрезав некоторые пучки нервов, идущих от ее спинного мозга к конечностям.

Этот эксперимент привел ее к тому, что ощущается как "живот, полный колючей проволоки" и уменьшил чувствительность большей части ее тела. Это также привело ее к сильной и хронической боли, которая остается еще и сейчас. Это наложило отпечаток на ее исследовательский, обращенный внутрь подход к йоге, в отношении ее попыток излечиться от последствий этой травматической операции.

"Другая сторона этой операции в том, что я была вынуждена больше работать с энергией, постоянно двигая ее наружу к конечностям, стараясь вернуть жизнь моим рукам и ногам", говорит она. "И я делала много растяжек, чтобы расчистить рубцовую ткань, которая идет очень, очень глубоко и через всю спину. Думаю, если бы я была более здоровой и нормальной, возможно я бы не тратила столько времени на это, и кто знает, я могла бы сделать что-нибуть другое."

Спустя шесть месяцев после ее первого занятия по йоге, Фармер встретила Б.К.С. Айенгара, и была ошеломлена внушительностью его облика и разумностью его учений. Она обучалась у него в течение следующих десяти лет. Но к концу 70-х у Фармер возросло разочарование к подходу Айенгара, потому что следуя выполняемой вопреки всему практике и овладевая даже наиболее требовательными асанами, она все еще оставалась внутри по большей части той же самой, все еще испытывая недостаток мира и тишины, применительно к жизни, которую она продолжала вести.

"Все, что живо, развивается, и это так и для йоги"

Скульптуры женских божеств Индии захватили ее внимание и вдохновили на путешествие внутрь себя, в то, что она называет большей женственностью, чувствительностью, и плодотворным изучением энергии и движения. Ее стиль йоги плавно начинает включать элементы танца и творческого выражения, которые она выявила будучи ребенком. Решив найти собственный путь, она в конце-концов отказалась от многих идей Айенгара, разыскивая более обращенный внутрь и обладающий свободной формой подход к йоге. Разрыв с Айенгаром не прошел без последствий: на следующее ее занятие пришло не 60, а 6 учеников.

За пределами традиционных асан

Ее оригинальный подход к йоге многих восхищает, некоторых приводит в замешательство, а некоторых и разъяряет. Ее критики говорят, что в ее учениях отсутствует структура или четко определенная техника, что совершенно отклонилась от мира йоги в сторону неопределенной территории импровизационного движения. Некоторых смущает бесформенность ее занятий. Другие говорят, что ее подход слишком чувствительный, или психологический, или эмоциональный. Фармер признает, что слово "йога" совсем немного чувствуется в том, чему она действительно учит. Она выглядит более заинтересованной в давании студентам возможности находить их собственный путь, чем в спорах о точном определении йоги. "Все, что живо, меняется и развивается, и это так и для йоги", говорит она. "Сущность остается той же, но она выражается в разных формах с каждым человеком, который учит, и с каждым поколением. Вы учитесь у прошлого, но только если оно питает информацией и подтверждает то, что приходит в вас самих". Тем не менее Фармер говорит, что она будет всегда благодарна Айенгару за "интенсивность, с которой он работает, и осознанность, которой он требует. Я думаю он великолепный учитель. Также я думаю, что вам нужно сделать все, что вы можете, с вашим учителем, и затем уходить по своему собственному пути. Вместо всегда отчаянной борьбы с чьим-нибудь еще путем, вам нужно поблагодарить их за то, что они дали, и затем двигаться дальше и начинать свое собственное восхождение". Учитель йоги Донна Фархи отзывалась об обучении у Фармер как о времени, когда она сама раздумывала о прыжке в сторону от утвержденной системы йоги к своим собственным неизведанным морям. "Я видела, что она готова следовать своему сердцу не думая о результатах, и я знала, что для этого требуется огромное мужество", говорит Фархи. "Находилось много предсказателей, предупреждавших меня, что то, что она делает может быть губительным. Но слушание и следование собственной истине это настоящий путь к свободе, и я благодарна, что она дала такой ясный пример мне и многим другим в сообществе йогов".

Практика длиною в жизнь

Вместе с Виктором ван Кутеном, ее партнером в йоге и в жизни, Фармер предлагает личную, современную интерпретацию классической хатха йоги. "Вы можете учиться у разных традиций и учителей, но наиболее важный учитель из всех - тот, что внутри вас", говорит она. "Я верю, что настало время снова слушать то, что внутри - чувствовать, спрашивать, изучать, и доверять нашему внутреннему голосу, это лучше, чем прыгать в просветление по команде".

Очарованная духовной силой и перспективами этой древней практики, она посвятила свою жизнь раскапыванию ее глубочайших тайн и разделению их с другими. Фармер, которой сейчас 61 год, путешествует по миру, проводя востребованное многими учительское турне, живя на нескольких больших чемоданах. Ее длинные, с серебряными прожилками волосы и свободно летящие одежды неизбежно заставляют оборачиваться, когда она идет по улице, будь это старомодная деревня Йеллоу Спрингс, Огайо, или греческий остров Лесбос, где она с ван Кутеном учит каждое лето. Творческая женщина может не быть человеком, которому вы бы доверили баланс своей чековой книжки или починку капота машины, но она человек, с которым вы легко засидитесь за обедом, слушая истории об ее полной приключений жизни.

В поисках своего собственного аутентичного выражения духа хатха йоги Фармер заложила основу для изобилия новых форм йоги, расцветающих на Западе.

Клаудия Камминс, Yoga Journal 2000 г.